КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ЗАЩИТИЛ ПРАВА РАБОТНИКОВ ПРИ БАНКРОТСТВЕ РАБОТОДАТЕЛЯ

Сотрудник взыскал долг по зарплате почти за год. Затем его работодателя признали банкротом. Так как трудовой договор с Работником был заключен в период подозрительности (период подозрительности — это период совершения сделок непосредственно до и в течение одного месяца после возбуждения производства по делу о банкротстве.), его пересмотрели.

Компания-банкрот потребовала вернуть около 640 000 руб., которые ранее выплатила в счет недополученной сотрудником зарплаты. Правовых оснований для отказа в этом не оказалось.

Конституционный суд обязал дополнить список случаев, в которых  ограничен поворот решений о взыскании средств по трудовым спорам. Сейчас ч. 3 ст. 445 ГПК ограничивает такой поворот только в кассации или в рамках надзорного производства. Это не соответствует гарантиям Основного закона, говорится в Постановлении КС от 10.03.2022 № 10-П.

История вопроса.

Работник был сотрудником ООО «Стройсервис», счета которого в этот период арестовали. Ему удалось в судебном порядке получить задолженность по зарплате за период с июля 2015-го по май 2016-го на общую сумму около 880 000 руб.

Позднее арбитражный суд признал «Стройсервис» несостоятельным (дело № А05-15115/2015). Так как трудовой договор с Работником заключили в период подозрительности, предшествующий банкротству, его признали недействительным в части установления заработной платы выше 15 000 руб. в месяц.

Тогда «Стройсервис» обратился в ранее принявший решение в пользу Работника мировой суд и попросил вернуть излишне взысканные суммы. В результате пересмотра трудового договора долг перед работником составил только 165 000 руб. Мировой судья в этом отказал, указав, что предшествующие судебные приказы не были основаны на подложных документах или недостоверных сведениях. Но городской суд в апелляции отменил это определение и удовлетворил заявление «Стройсервиса». Это решение устояло и в кассации. При этом суды указывали, что ограничение поворота судебных решений по взысканию средств в рамках трудовых споров предусмотрено ГПК только для кассационного и надзорного производств. В данном случае судебные приказы отменили при пересмотре дела по новым обстоятельствам, и эта норма неприменима.

Тогда Работник попросил проверить, соответствует ли эта норма гражданского процессуального кодекса нормам Конституции.

Позиция Конституционного суда.

Ограничение обратного взыскания с работника направлено на защиту его прав, указал Конституционный суд. Это оправданно, так как зачастую зарплата трудящегося — единственный источник его дохода. Поэтому само по себе ограничение поворота исполнения решений суда в кассационном и надзорном производствах не противоречит Конституции.

При этом любая дифференциация прав должна быть основана на объективных признаках и отвечать принципам справедливости, подчеркивает Конституционный суд. Этим критериям рассматриваемая норма ГПК не соответствует: она предоставляет гарантии при кассационном и надзорном производствах, но не в случае пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Это дает судам основания отклонять доводы о недопустимости обратного взыскания средств, вообще не оценивая доказательства добросовестности взыскателя.

Отсутствие регулирующих механизмов поворота таких решений при пересмотре по новым обстоятельствам — это явный законодательный пробел, полагает Конституционный суд. Это не соответствует конституционным гарантиям права на вознаграждение за труд.

Конституционный суд предписал внести в законодательство необходимые уточнения. До тех пор нормы ч. 3 ст. 445 ГПК суды должны применять и в случае пересмотра дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Спор с участием Работника тоже подлежит пересмотру.

С использованием материалов сайта Право.ру. https://pravo.ru/news/239737/

Фото из свободных источников.